">

Свежие комментарии

  • Николай Волынский
    Всегда интересно, каким путем человек приходит к выводу.Вроде, простенька...
  • Николай Волынский
    А какой ход Ваших размышлений? Как Вы решали?Вроде, простенька...
  • Николай Волынский
    А что, в советское время не было плохих учеников? К тому же задачка, прежде всего, на воображение. Представьте себе к...Вроде, простенька...

"Настоящий ад" Марка Франкетти

"Настоящий ад"  Марка Франкетти

Гражданская война 1918-1924 гг.

И...

"Настоящий ад"  Марка Франкетти

...в 2014 г., июнь. Девочка из Славянска, жертва бомбардировки. "Террористка" - утверждает о ней киевская хунта.

 

"Настоящий ад"  Марка Франкетти

Марк Франкетти, корреспондент The Sunday Times , –

тот самый, кто недавно стал причиной позорного скандала на ТВ украинской Бандерляндии, во время шоу известного пса информационной  войны штатного агента ЦРУ Шавеса Шустера.

Многие помнят гражданина Канады родом из Литвы Шустера.Только тогда он называл себя Савиком. Так дружелюбнее, считал он. Одно время, еще при Ельцине, он прицепился к гусинскому НТВ, тогда крайне русофобскому и вызывающе проамериканскому, и пытался всех учить свободе слова. Но  не заладилось, и агент по специальным операциям Шавес Шустер вместе с коллегой и единомышленником - бывшим сексотом КГБ Евгением Киселевым (оперативный псевдоним Алексеев) - всплыли в Киеве, где уже немало лет оба каждый день делают одно и то же: прививают жителям Украины, нашим соотечественникам, иррациональную, слепую ненависть  ко всему, что связано  со словом "русский". Этнические русские, которых на Украине и сейчас  не меньше 85 процентов населения, должны возненавидеть своих предков, свою историю,  культуру, свое русское сознание.

Они были насильно записанны в "украинцы" при советской власти еще до войны. И подверглись первой  массовой и жестокой укранизации, которую лично проводил безжалостный Лазарь Каганович. Против его методов выступил тогда только один Сталин, назвавший украинизацию, которая выдавалась за национальное развитие,  формой национального гнета. Дело затихло, но при Хрущеве вспыхнуло снова. А теперь эстафету Хрущева перехватили бандеровцы. Теперь каждый окончательно должен убить русского в себе! Иначе его убьет "Правый сектор".

И надо сказать, этой нечистой паре Шустер-Киселев удалось сделать многое. Долго придется за ними убирать, когда нацистская кровавая  власть в Киеве будет свергнута. Причем, раньше, чем нам кажется.

Так вот, лопухнулся тогда Шустер на своем шоу, и сильно.  Он отрекомендовал телезрителям Марка Франкетти как своего лучшего друга, коллегу,  замечательного военного журналиста, с которым Шустер бывал в  Афганистане, когда там находились наши войска.

Кстати, необходимо пояснить: задание в Афгане у Шустера было несколько необычное. Он лично сочинял и печатал в подпольной типографии   фальшивые советские газеты "Правда" и "Красная звезда" для распространения среди наших военных. Цель: нанести удар по психике противника. К примеру, Шустер "писал" в "Правде", что в Москве произошел государственный  переворот, Брежнев покончил с собой, Андропов бежал из страны неизвестно куда, министр обороны Гречко и высшие чины КГБ, по приговору революционного трибунала, повешены на Красной площади  напротив мавзолея Ленина... И фотографии выставлял на полосу. Хороший уровень исполнения был, сразу и не догадаешься, что фальшивка. В "Красной звезде"  Шустер сообщал, что, поскольку война в Афганистан, теперь  в СССР признана преступной, то все участники советского вторжения в Афганистан подлежат суду, как военные преступники. Теперь, разумеется, им -  ни наград, ни чинов, ни пенсий. Одно лишь "Лефортово"  за пролитую кровь в интересах преступного советского режима, сметенного народным гневом. Я читал эти "газеты".
Только, пожалуйста,  не надо смеяться, уважаемый читатель. Дело-то серьезное. На войне, как известно, психика воюющего человека, который может погибнуть в любую минуту, - чрезвычайно чувствительна. И любой абсурд иному бойцу может показаться реальнее правды. Да, через пару дней или назавтра становилось ясно, что это за газеты. Однако, как правило, подобные психические атаки достигают своей цели раньше  -  смутить воюющего, сбить с толку, выбить из равновесия, поставить в тупик или, как минимум, ввергнуть в изумление. Особенно важно подбросить такую газету в войска непосредственно перед боем. Неожиданная, невероятная информация - сильнейший раздражитель, снижающий боеспособность солдат, которых теперь уничтожать намного проще.

  Любопытно, что именно Марк Франкетти в своей книге раскрыл  агентурные секреты Шустера и сделал вывод:  Шустер не имеет права называть себя журналистом! Журналист обязан говорить правду, Шустер, наоборот,  тиражировал и продолжает тиражировать ложь.

Так какой же Франкетти "лучший друг" Шустера после таких разоблачений? 

А вот какой: восхваляя Франкетти, Шустер тем самым завышал для  телезрителя ценность информации иностранного коррепондента. А поскольку у Франкетти давно устойчивая репутация русофоба, то, решил Шустер, в пользу русских Франкетти врать не будет, а в пользу своих западных хозяев, если не соврет, то выстроит даже неопровержимые факты так, что от сепаратистов и особенно от  кремлевских агрессоров  останется одно мокрое место.

Итак, со сладкой улыбочкой, предвкушая удовольствие, Шустер приготовился услышать подтверждение, что  в Новороссии сплошной терроризм, население не знает, как избавиться от проклятых сепаратистов, которые сами бомбят свои собственные жилые дома, церкви, госпитали, детсады, стреляют в себя из гранатометов и ПЗРК,  из систем "Град" и "Ураган", не дают благородным украм, особенно, бойцам "Правого сектора", спасать не только местное население, но заодно  и российских журналистов, которых донецкие террористы убивают в день по несколько штук. Кроме того, сепаратисты сами себя забрасывают фосфорными снарядами, чтоб потом обманывать мировую общественность,  из вредности, лезут под НУРСЫ антитеррористической авиации. Они и детей своих специально убивают, и жен, и родителей, а один террорист - так чуть не прикончил любимого шустеровского педераста и педофила и одновременнодепутата Верховной рады Олега Ляшко. А пока в Славянске и далее везде - под каждой кроватью и в каждом унитазе обнаруживает СБУ русских спецназовцев, которых украинская нацгвардия мочит от забора до обеда, а они опять откуда-то снова прут. Прямо надоели.

И вдруг все штатные болтуны - от главного киевского сепаратиста, б. президента Кравчука, который в 1991 году на деле осуществил акт классического сепаратизма -  ОТДЕЛЕНИЯ Украины от России, до троллей в балаклавах - схватились за головы. Франкетти уехал куда-то не туда! Вдруг стал говорить совсем не то. Никаких террористов в Новороссии нет, никаких российских войск и в помине, никакого нового оружия из России там тоже нет, а то, что есть - сплошное старье, да и военная подготовка у большиства ополченцев ниже всякой критики. Конечно, ополченцы надеются на помощь России, однако, никакой помощи от России не было и нет, и это ополченцев очень огорчает. Но надежды они не теяют.  Мало того, русские пограничники, вопреки лжи украинской прессы, границу для вооруженных ополченцев закрыли, любого вооруженного  отправляют под арест, в чем Франкетти убедился на собственном примере.

Но главное, заявил Франкетти, эти люди, сепаратисты, воюют не за материальные интересы, не за еврохаляву. Они идут в бой, как они убеждены,  против фашизма, сражаются против западноукраинских нацистов, захвативших на всей  Украине власть. Эти простые, самы обычные гражданские  люди - рабочие, шахтеры, отставные военные, учителя. Их смирить или напугать невозможно, они готовы  сражаться и умирать за свою свободу, будущее своей новой страны. Это гордые и свободолюбивые люди.

Боже, что тут началось!.. Бедного Кравчука сразу понос прохватил, а почетный гость Шустера известный галстукоед Мишико Саакашвили внезапно весь вспотел и, за неимением галстука, стал грызть свою  вернюю губу... Правосеки, как волки, набросились на корреспондента (хорошо, что он говорил из безопасного места - из Лондона, по скайпу). Шустер остолбенел  с отвисшей челюстью и только глазами хлопал, как филин. Наконец, все дружно обвинили англичанина в том, что он не только агент ФСБ, но еще и тайный донбасский террорист и провокатор.

И тогда Франкетти разозлился и произнес свою коронную фразу: "Мне по барабану, что вы там обо мне думаете, я рассказываю о том, что сам видел и слышал". И послал их всех далеко - на два английских слова.

В отличие от "канадца"  Шустера, от якобы русских Евгения Киселева, Ганапольского с Латыниной и с прочими продажными шестерками из "Эха Москвы" и "Дождя", этот иностранный  журналист, оказалось, дело свое знает, совестью не торгует и дорожит  профессиональной репутацией. Он ненадолго проломил информационную блокаду, в которую киевская преступная клика взяла ни в чем не виноватое население Украины. Но это пока единственный такой случай.

Неужели на Украине уже не осталось честных журналистов? Всех жидобандеровцы (так сам себя именует еврейский миллиардер и днепропетровский феодал Коломойский) скупили на корню? Или запугали?

Мне довелось наблюдать спектакль в прямом эфире. Получил огромное удовольствие. Франкетти говорил 16 минут. От его сообщения Шустер оставил в итоговой записи для сети всего 40 секунд.

Как говорят в Бердичеве: "Оно ему помогло?"

Николай Волынский

Читайте обещанный репортаж Марка Франкетти из батальона "Восток",  непосредственно с поля боя (в моем переводе).


МОЕ ЛИЦО с такой силой вжато в землю, что я могу почувствовать вкус грязи. На мне новый бронежилет и шлем, но я чувствую себя абсолютно незащищенным.
Вокруг меня разворачивается жестокая перестрелка между украинскими солдатами, защищающими пограничный переход с Россией, и промосковскими сепаратистами, которые пытаются его захватить. Дмитрий Беляков, фотограф нашей газеты, и я оказались в ловушке между ними. Вокруг нас - характерный свист пуль, рассекающих воздух, и звон от их постоянных попаданий в уже изрешеченный выстрелами бронетранспортер в нескольких метрах от нас.
Земля содрогается от выстрелов реактивных гранат за нашими спинами; ракеты непрерывно обдают нас волнами жара.
Далеко в Париже, пока мировые лидеры отмечают 70-ю годовщину высадки союзных войск, Петр Порошенко, новый украинский президент, и российский Владимир Путин готовятся к встрече, которая, возможно, в итоге выльется в дипломатическое урегулирование самой опасной конфронтации Запада и Москвы со времен окончания холодной войны.
Здесь, на границе двух стран, царит хаос. Крики, вопли и ругань тонут в неустанной перестрелке из минометов и зенитного оружия и звуках очередей минимум двухсот АК-47. Характерный звук - свист снайперских пуль.
Огонь настолько интенсивный, что мы абсолютно ничего не можем сделать. Застрелят нас или нет - лишь вопрос удачи. Чем дольше мы будем оставаться на месте, тем больше вероятность, что в нас могут попасть. Но, двигаясь, мы рискуем попасть под перекрестный огонь или быть снятыми снайпером.
Для Дмитрия это худший кошмар фотографа: он в гуще событий, но не может снимать. Поднять голову даже на несколько дюймов было бы самоубийством.
"Я надеюсь, у тебя получаются отличные снимки травы," - шучу я. Ему не до смеха.
Прямо перед нами пули отскакивают рикошетом от стальной брони, приваренного сепаратистами к кабине грузовика. Воздух с громким свистом выходит из пробитых шин.
Бензобак грузовика, брошенного в нескольких метрах от нас, горит, выбрасывая черный дым в ярко-голубое небо. Опасаясь, что он взорвется, один из сепаратистов, рискуя, под огнем противника, забирается в БТР, чтобы оттолкать машину подальше от нас.
Дюйм за дюймом мы начинаем медленно ползти назад, наши движения скованы толстыми бронежилетами. Мы скатываемся в траншею рядом с Александром Ходаковським, командиром батальона "Восток" пророссийских ополченцев.
Бывший офицер спецназа, он один из немногих бойцов батальона, который имеет хоть какую-то военную подготовку.
Он, кажется, испытывает облегчение от того, что двое журналистов с ним все еще живы. "Вы в порядке?" - кричит он.
"Да, конечно, все замечательно, никаких проблем, а Вы?" Меня поражает, насколько абсурдно звучат мои слова.
"Вы хотели увидеть что-то интересное. Ну вот, пожалуйста!"- отвечает он.
Шквал огня усиливается. Я встаю и изо всех сил бегу по склону на 100 метров вниз, бросаясь к густому кустарнику. Подбегаю к глубокому рву, присоединяюсь к нескольким бойцам "Востока", вооруженных автоматами и гранатометами.
Их лица покрыты потом и грязью. Один из них, раненный в руку, лежит в грязи, в то время как его товарищ бинтует его рану. Другой делает ему противошоковую инъекцию в бедро.
Слева от меня Людмила, единственная женщина, которая присоединилась к бойцам. Опытная медсестра, она теперь в полевой форме, безуспешно пытается двумя руками зажать рану у бойца по имени Сергей, чтобы он не истек кровью.
Он был ранен в пах снайперской пулей, которая вывернула его артерию. Он кричит от боли, его лицо желтеет. "Я не чувствую ног," - стонет он.
"Держись, ты сможешь, ты сможешь," - продолжает твердить ему Людмила, ее руки покрыты его кровью.
Вокруг кипит бой, я вижу Ходаковского, который, присев на краю нашего рва за кустами, отчаянно кричит в мобильный телефон, безуспешно прося у кого-то помощи в переправке своих раненых людей через нейтральную территорию на российскую сторону границы.
Дмитрий, чьи руки покрыты глубокими царапинами, сползает в канаву. Два бойца кричат на него, когда он направляет свою камеру на агонизирующего Сергея. "Опусти ее, м *** к, или я тебя пристрелю", - рявкает один из них.
Бой, который длится уже более двух часов, и не думает стихать. Позади нас горят трава и кусты. Нас обдает жаром. Во рту, словно наждачная бумага.

Шум в небе подтверждает мои худшие страхи. "Самолеты, самолеты!" - Кричит Мамай, волонтер из  Северной Осетии, который почти не отходит от Ходаковского.
Еще сегодня утром на базе "Востока" на окраине Донецка, столицы региона, задание казалось довольно простым. Разведка сепаратистов донесла, что украинские пограничники на пропускном пункте Мариновка - 145 км на восток - деморализованы, разочарованы в киевском правительстве и готовы сдать свой пограничный пункт без боя. Все, что было нужно, - лишь продемонстрировать силу.
Выполнять задание выпало  батальону "Восток". Батальон  2 месяца назад создан Ходаковским и состоит, в основном, из жителей с востока Украины и волонтеров из России.
41-летний Ходаковский, который до недавнего времени возглавлял антитеррористическое подразделение войск специального назначения в Донецке, был в январе отправлен со своим отрядом в Киев, чтобы помочь в подавлении прозападных демонстраций против Виктора Януковича, тогдашнего президента.
"Я своими глазами видел, какими на самом деле экстремистами были эти "мирные"  демонстранты: они атаковали полицейских и бросали в них бутылки с зажигательной смесью", - вспоминает он.
"Когда Януковича свергли, я понял, что украинские  нацисты придут воевать сюда, на восток. Поэтому я основал "Восток", чтобы дать им отпор".
Батальон, насчитывающий менее 400 человек, впервые привлек к себе внимание в прошлом месяце, когда потерял около 50 человек - в основном волонтеров из России - в жестоком бою за контроль над донецким аэропортом. Битва в Маринивке на прошлой неделе была лишь вторым их боем.
Пока Ходаковский выкрикивал приказы, 200 бойцов - храбрых и полных энтузиазма, но даже без базовой военной подготовки - выстроились во дворе базы "Востока".
"Я не мог просто сидеть дома и ничего не делать, когда увидел, как распространяется насилие", - сказал Виктор, 36-летний автомеханик. - "Мы защищаем наши дома от кучки фашистов, поддерживаемых Западом".
Бородатый православный священник в черном облачении с иконой благословил бойцов, которые, после нескольких попыток, выдвинулись колонной из 15 автомобилей.
Ходаковский за рулем внедорожника вел колонну. Рядом с ним сидел Мамай, прижимая к себе АК-47. Мы с Дмитрием - на заднем сидении.
За нами шли БТР, три военные грузовики, фургоны и несколько "Лад", набитых бойцами, оружием и ящиками с боеприпасами. Затем два грузовика с тяжелыми зенитными пулеметами. Один из них завелся только с толкача с помощью нескольких десятков человек и сломался через несколько миль на окраине Донецка, заставив остановиться нашу военную колонну.
"Ты есть *** сукин сын", - кричал Ходаковский в свой мобильный телефон на человека, что дал ему этот грузовик, - "Ты дал мне кусок дерьма! Каждый, кого мы потеряем сегодня, будет на твоей совести. "
Мужчины дотащили грузовик до заправочной станции и перегрузили пулемет на другую машину.
Мы проехали через несколько сепаратистских пропускных пунктов и не встретили никаких украинских правительственных сил - доказательство того, что, несмотря на недавнюю эскалацию антитеррористической операции, Киев потерял контроль над значительной частью территории на востоке страны.
Когда мы отправились, Дмитрий и я мало что знали о задании, полученном "Востоком". Мы попросили Ходаковского позволить нам увидеть его людей в действии, и он неожиданно позвал нас, дав нам время лишь схватить наши бронежилеты и срочно приехать на базу.
Часа через три после выезда мы остановились в сельской местности, и к нашей колонне присоединилась группа местных вооруженных сепаратистов.
Ходаковский надел свой бронежилет и каску, подтянул поближе свой автомат и пистолет. Он приказал нам надеть нашу защитную экипировку. Через несколько километров ниже по дороге он припарковал свою машину, и мы присоединились к нему на  БТР.
На горизонте, на вершине пологого холма, окруженного открытой местностью, виднелся пропускной пункт Мариновка. Бойцы сняли чехлы с двух зенитных установок. Съехав с дороги, мы втиснулись в три грузовика, которые повезли нас через поле до пограничного пункта.
"Мы подойдем к нему сбоку, двигаясь вдоль границы," - сказал своим людям Ходаковский. - "Им придется дважды подумать, прежде чем отправлять против нас штурмовики, потому что они будут стрелять по российскую сторону границы."
Я сидел за Ходаковским в задней части головной машины, и с моей точки зрения, наше медленное движение по полностью открытой пересеченной местности - чистое самоубийство. Одна атака с воздуха может  вывести из строя всю нашу колонну.
Издалека пограничный пост казался покинутым. БТР прорвался через два ряда колючей проволоки и с ревом выехал на нейтральную полосу. За несколько секунд я заметил нескольких украинских солдат, которые спокойно шли к погранпосту и исчезали за кустами.
И только сейчас стало ясно: мы попали в смертельную ловушку! Разведданные, полученные "Востоком",  были недостоверны - непонятно, по злому умыслу или нет.
С подкреплением, в составе которого были профессиональные солдаты, включая, по крайней мере, двух снайперов, украинские пограничники далеко не мечтали о том, чтобы сдаться, а их пост был усилен тяжелыми пулеметами.
Они ждали нас с раннего утра. Раздался одиночный выстрел из АК-47 - но с украинской стороны.
"Кто стреляет?" - спросил удивленный Ходаковский.
Выстрел спровоцировал жестокую перестрелку, которая длилась около четырех часов, но на удивление, из личного состава "Востока" было убито только два человека и несколько бойцов ранены.
Несколько украинских солдат были ранены, но непонятно, были ли среди них убитые в перестрелке, которая едва не разрушила пост.
Через три часа боя, после предупреждения Мамая о  самолетах, мы с Дмитрием решились что было сил бежать через открытую местность глубже на нейтральную территорию, как сделали несколько десятков бойцов "Востока".
Двигаясь дальше, мы встретили нескольких бойцов, которые тащили раненого Сергея по асфальту в канаву. Там он и умер.
Людмила заплакала. "Не плачь, сестра, - сказал ей один из бойцов, - он ушел в рай."
Неожиданно в небе раздался рев штурмовика, он  выпускает ракеты, которые взорвали землю дальше по склону холма.
"Отступаем! Отступаем! "- кричали бойцы, разбегаясь от украинской границы, - «На российскую сторону! "
Когда я бежал вниз по пологому склону холма в сторону русских позиций, вокруг густо свистели пули. Реактивный самолет на высоте в пару сотен метров снова появился, с ревом рассекая ярко-голубое небо.
Он влетел в российское воздушное пространство, сделал маневр,  резко повернул в сторону Украины и на бреющем полете  выпустил по ополченцам несколько ракет.
Через четыре часа после начала боя мы с Дмитрием в сопровождении 80 бойцов "Востока", среди которых было несколько раненых, наконец-то добрались до российской стороны границы.
Нас встретили российские пограничники. И сразу стали для нас проблемой. Америка и Украина неоднократно обвиняли Кремль в содействии сепаратистам, которым, согласно обвинению, было разрешено с оружием пересекать "прозрачную" русскую границу.
Пограничники на этом посту, Куйбышево, возможно, сочувствовали бойцам "Востока", но как героев их не встретили.
Вместо этого их немедленно разоружили и взяли под арест. Раненых отправили в госпиталь. Остальных, включая нас, поместили в ангар, где мы провели бессонную ночь: русские военные допрашивали  нас почти без перерыва.
Один изможденный боец, который был очень привязан к Сергею, плакал в углу, и товарищи пытались успокоить его. Многие были серьезно контужены и оглушены взрывами. Один упал в обморок, ударившись головой о бетонный пол.
Оказалось, именно вчера, в ответ на призывы стран Большой семерки, Путин приказал ФСБ усилить контроль на границе, чтобы прекратить нелегальное пересечение.
Этот шаг осуществлен после попыток Кремля в течение последних недель дистанцироваться от сепаратистов .
Нас с Дмитрием освободили на следующий день. Российская власть не стала привлекать нас к ответственности за незаконное пересечение границы, потому что наша жизнь была в опасности.
Бойцам из "Востока" повезло меньше. Точнее, совсем не повезло. Они надеялись сегодня же переправиться обратно в Украину. Вместо этого их под вооруженным конвоем погрузили в автобусы. Русский офицер заявил, что они арестованы и отправляются в тюрьму.
Бойцы кипели гневом. "Нас подставили, это была чертова ловушка, - сказал мне один из них. - Нас сунули головой в мясорубку".

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

))}
Loading...
наверх